kaloy (kaloy) wrote,
kaloy
kaloy

Category:

Тайные тропы Истории

Предлагаемая вниманию читателей статья основана на многих официальных источниках, ранее опубликованных в различных печатных изданиях. Но даже при кажущемся обилии объективной информации и документов, освещающих происхождение ингушского этноса, тема все равно остается открытой, как для поиска новых данных, так и, самое главное, для серьезного и глубокого анализа истории ингушского народа и его трагедии.

Ингуши являются коренными насельниками Северного Кавказа. Они включаются специалистами в кавкасионский антропологический тип, относятся к балкано-кавказской семье большой европеоидной расы. Говорят на ингушском языке, который вместе с чеченским и бацбийским составляет нахскую (кистинскую) группу иберийско-кавказской семьи языков; прослеживаются также связи ингушского языка с языками древней хуррито-урартской группы.
В начале ХХ в. М. Туманов в работе «О древнем языке Закавказья» убедительно обосновал связи нахских языков с языком Древнего Урарту. Позже в работах академика Мара это нашло подтверждение. Работы В.В. Иванова, И.М. Дьяконова, Ю.Д. Дешериева, Е.М. Крупнова и др. историков указывают на генетическую связь ингушей с хуррито-урартским миром – (III и II тыс. до н. э.).

Этноним «ингуши», получивший распространение в литературе с середины XVIII в., своим происхождением обязан русским ученым, офицерам, часто посещавшим ингушское селение Онгушт (Ангушт), расположенное юго-восточнее современного г. Буро (Владикавказа) (ныне с. Тарское, под оккупацией РО), жителей которого называли «ангуштовцы», «ингушевцы» с постепенным переходом в «ингуши». Самоназвание ингушей – гIалгIай. По мнению ряда исследователей, слово «гIалгIа» означает «житель башен». Выдвигалось мнение о связи этнонима «гIалгIай» с именем божества в языческом пантеоне древних ингушей и греков – «Гела», «Гала». Оба этнонима – «ингуши» и «гIалгIай», вобрали в себя ряд нахских обществ: Галгаевское, Цоринское, Джейраховское, Фяппинское (Кистинское) и Мецхальское, которые во второй половине XVIII - начале XIX веков слились в единый народ, занимающий современную территорию Ингушетии.

По имеющимся письменным источникам и археологическим данным, ингушские племена с I тыс. до н. э. прочно обосновываются в горах Центрального Кавказа и на равнинах Предкавказья.

В ценнейшем источнике по истории и этнографии народов Северного Кавказа, «Географии» древнегреческого географа и историка Страбона, отражен этноним «гаргара» (от ингушского «герга» - близкий, родственник, родственный), который относят к предкам нахов.

Клапрот и Пфафф на основе историко-географических данных о Кавказе (Страбон, Прокопий, Плутарх) считают, что «гаргареи» древних авторов являются ингушами-галгаями.

Ранний период ингушской истории (согласно Страбоновским и другим документальным источникам) связан со знаменитой Кобанской культурой I тыс. до н. э., которая получила свое наименование по названию аула Кобан, расположенного в Тагаурском ущелье Осетии, где впервые в северокавказском регионе были выявлены, ставшие широко известными, археологические памятники. Исследования ученых позволяют сделать вывод, что при определении этнического и антропологического лица кобанцев Центрального Кавказа исследователи видят в них древних ингушей.

Источники, в частности, называют крупное племя аргов, обитавшее в Центральном Предкавказье (предгорно-плоскостные районы Чечни, Ингушетии, Осетии и Кабардино-Балкарии). Длительное время занимающийся историей Аланского государства археолог из Буро В.А. Кузнецов вслед за рядом ученых пришел к выводу, что «северокавказские арги в этноязыковом отношении - … одно из древних нахских племен».

В грузинских письменных источниках III в. до н. э. ингуши упоминаются под этническим именем «дзурдзуки» - древнегрузинское название ингушей. Их расселение на плоскости было временно прервано в XIII в., в период монголо-татарского нашествия.

В период средневековья, в X – XII веках, на Центральном Кавказе сложилось и активно функционировало Аланское государственное образование, в составе которого, доминировали древне-ингушские племена.

Особое место в северокавказской истории занимает общественное устройство ингушей – совершенно особенный народ в этом смысле. У каждого народа на Кавказе были свои правящие сословия: у адыгов – пши и уорки (князья и дворяне), у карачаевцев и балкарцев – таубии и ездени, у осетин – алдары и уздени, у народов Дагестана – ханы и беки. У ингушей же никогда не было ни того, ни другого. Они имели принципиально иной общественный строй, структурированный в тейповую систему. Слово «тейп» пришло из арабского языка вместе с исламом и переводится как «род, большая семья, группа». Ингушский «тейп» можно определить как объединение свободных общинников, выступающих единым социально-политическим целым.

Основным критерием, объединяющим ингушские тейпы, был комплекс традиционных норм этики ингушей «гIалгIай-эздел», включающий такие понятия, как: «эздел» - сдержанность, благородство, воспитанность, уважение к окружающим; «эхь» - стыд, совесть. Понятие «яхь» имеет два значения, первое - чистота помыслов, внутренняя гармония, нравственная составляющая личности, второе - соревновательность в неукоснительном следовании нравственным нормам в поступках и действиях. Понятие «денал» охватывает такие качества, как сила духа, мужество, решительность и смелость, верность слову, надежность, достоинство; «сий» - честь; «къонахчул» - рыцарство. Понятие «сагал» означает человечность; «къахетам» - сострадание; «хьаьнал» - благо, полученное честным трудом. Эти традиционные этические нормы и правила поддерживают самобытность и устойчивость ингушского народа, сохраняют глубинные основы гармоничного развития личности и отражают наследие мудрой философии ингушского фольклора, носителями которого были древние ингуши...

Ингуши всегда испытывали страх лишиться важнейшего наследия отцов — чести, свободы, Родины. Бросить вызов судьбе и сохранить себя в истории народу помогло то, что великий русский писатель Л. Н. Толстой в «Войне и мире» называл «духом нации». Именно этот непокорный и непокоренный дух, прекрасные народные обычаи, традиции помогли народу выстоять, выжить наперекор судьбе.

О любом народе судят по его героям. Это маяки, нравственные ориентиры, на примерах которых воспитывается подрастающее поколение. Наши предки говорили: «Достойные мужчины — опора народа» («Дика къоанахий — мехка бIоагIий).

У ингушей издревле существовал культ мужчины-героя. «Къонах»: «къо» (сын) + «нах» (народ), то есть «сын народа», истинный мужчина — так говорят в народе о храбром, благородном, мужественном человеке. Существовал неписаный кодекс ингушской чести, и нарушение хотя бы одной из заповедей этого кодекса в народе не прощалось.

Каждый народ имеет свою историю. Ее нельзя искажать в угоду конъюнктурным интересам, она не подвластна какому бы то ни было диктату.

Это объективный и неповторимый процесс. Нельзя историю народа рассматривать вне времени и пространства, вне связи с историей окружающих его народов. Ингушский народ, пожалуй, единственный в России, который не имеет своей научно обоснованной истории. Сколько раз история ингушей в прошлом переписывалась вслед меняющимся партийным или конъюнктурным установкам.

Много раз в своей тяжкой истории ингуши оказывались в столь драматических коллизиях, что были на грани исчезновения. Нет в мире таких испытаний, которые бы судьба не послала нашему народу, но каждый раз ингушский народ, как птица Феникс, возрождался из пепла.

Наши предки через все жизненные невзгоды, тяготы, лишения, сложнейшие коллизии, долгий и тяжкий путь изгнаний, громадных людских жертв и неисчислимых страданий пронесли и сохранили для нас свое этническое «Я» в образе национальных традиций и обычаев, в то время как более многочисленные народы исчезли с лица земли.

Каким вышел из испытаний, выпавших на его долю, народ? Какой ценой досталось каждому поколению выживание, обретение себя? Как удалось не сломаться в этой нелегкой борьбе с самой судьбой, не затеряться в ее лабиринтах? На эти вопросы ответят те, кому дорого наследие ингушского народа, кто будет бережно хранить уникальный этнический стержень наследия древних ингушей…
Шестьдесят два года прошло с того памятного трагического дня, когда по злому навету весь ингушский народ противозаконно и жестоко был депортирован в Казахстан и Среднюю Азию. Выросло несколько поколений, не познавших и не испытавших на себе тягчайшего преступления XX века и ада той зимы. Но до сих пор последствия той зловещей акции отражаются и на тех, кто испытал ее на себе, и на тех, кто родился, жил и живет позже.

Нам примерно известно, сколько погибло в пути следования и на месте от холода, голода, болезней и бесправного существования. Но невозможно подсчитать, на сколько десятилетий наш народ был отброшен депортацией назад в социально-экономическом, общественно-политическом, научном, культурном и образовательном развитии, в процессе становления своей государственности.

В условиях жесточайшей дискриминации, преследований и тотального подавления любых, даже самых безобидных, попыток почувствовать себя равными среди равных, наш народ все-таки выжил в местах выселения и не растерял свои лучшие качества, обживался и трудился, учился, и ежедневно, ежечасно жил мечтой о возвращении на свою малую родину. И эта мечта, ставшая неофициальной национальной идеей всего народа, помогла ингушам вернуться домой. Все это достигалось только благодаря небывалому единству, сплоченности и взаимовыручке. Долгие годы тема депортации целых народов умалчивалась в отечественной истории и партийной литературе, хотя ее последствия и продолжали негативно сказываться на судьбах этих этносов.

Перестройка и гласность позволили раскрыть некоторые, прежде закрытые, архивы и снять табу на упоминание об одной из самых позорных страниц отечественной истории. В прессе появилось много публикаций по депортации, стали выходить сборники документов. Центральной властью на волне популизма было принято много нормативных правовых документов по реабилитации репрессированных народов. Но дальше принятия документов, к сожалению, дело не пошло. За вполне справедливой и запоздалой декларацией не последовало соответствующих действий.

А между тем, многие архивные документы до сих пор не исследованы, и они хранят много тайн, которые раскрыли бы подлинную историю ингушей и последствия нашей депортации. Из большого количества косвенных факторов видно, что причина высылки была и в географическом расположении этноса, и в соседстве с другими народами Северного Кавказа, и в слабости руководства республики того времени, и в стремлении центра расширить жизненное пространство для других, и в старых обидах за позицию ингушского народа в 20-30-е годы XX века и во многом другом.

В самом начале 90-х годов в ученых кругах промелькнуло сообщение о том, что в архивах Москвы была обнаружена карта Северного Кавказа 1940 года, на которой территория Чечено-Ингушетии уже была разделена между соседними народами. Еще не было войны, из-за которой народы-депортанты будут огульно обвинены в массовом предательстве, но наказание уже было априорно придумано, а территория разделена... Но эта карта оказалась недоступной...

И сегодня по чьей-то указке многие архивные документы скрыты от ученых. Более того, засекречиваются и открытые в начале перестройки бумаги. Многие исследователи, работая над «непопулярными» темами сталкиваются с ситуацией, когда на запрашиваемые из Российского государственного архива новейшей Истории документы им отвечают, что таких первоисточников у них нет. А некоторые ученые ссылаются на них и цитируют. Имеет место факт, когда исследователь столкнулся с тем, что оказался засекреченным целый фонд в Ростовском региональном архиве, который всего лишь пять лет назад был открытым…

Все это уроки истории, которые интересны тем, что ничему не учат...

Рецидивы старого сознания и поведения, основанного на тоталитарном образе мышления, все еще сказываются в сегодняшней практике в отношении депортированных народов. А преодолеть их можно, лишь зная подлинную историю народов.



Используемая литература:

Ингушетия и ингуши. Том 1 (Сост. М. Яндиева). Назрань-Москва, 1999.
Ингуши. Краткая история, их участие в войнах России.(Сост. Ах.У. Мальсагов). Пятигорск, 2005
Возвращение к истокам. (Сост. С.А. Хамчиев). Саратов, 2000
Ингуши. Депортация. Возвращение. Реабилитация.(Сост. Я.С. Патиев). Магас, 2004.
Руслан АЛБАКОВ-МЯРШХИ,


источник: ingushetiya_ru
Subscribe

  • Как мы боролись с "люберецкими"

    Как обычно это бывает, через знакомых ко мне за юридической помощью обратился гражданин В., который являлся свидетелем по уголовному делу о…

  • Московский ОМОН опустили?

    История о том, как московские мусульмане «отбили» у ОМОНа задержанного единоверца стала особенно популярной среди московской либеральной тусовки.…

  • Хроники с упоминанием моего прапрапрадеда...

    Нашел в сети новости из горской криминалистики 1868 года. Убитый Дарбач мой прапрапрадед, построивший уцелевшую до наших дней башню в Г1овзт. "Жители…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments