kaloy (kaloy) wrote,
kaloy
kaloy

Categories:

Самый богобоязненный лицемер ...

Эта история могла произойти в мечети любого города, да и вполне возможно, что ты, дорогой мой читатель, являешься одним из героев этой истории. Я же хочу только рассказать тебе о том, как все произошло:

Вернувшись с работы, уставший хазрат как обычно зашел на кухню, уселся за стол, а его единственная дочь Адиля стала ухаживать за пожилым отцом.
- Надо тебе жениха богатого найти, доченька, - начал разговор хазрат, доедая тарелку супа. - И чего ты не захотела за муж за Рустема? У него машина, дача, свой бизнес...
- Но он же даже не молится, - ответила Адиля, подавая второе блюдо. - Пап, неужели для тебя деньги важнее всего? А как же вера? Ты же сам в мечети говоришь о том, что мусульманин должен прежде всего ценить веру, а не богатство...
- Не говори мне такого больше! - перебил ее отец и бросил ложку, которой ел. - Это тебя Камиль научил?
Адиля от страха прижалась в самый угол кухни:
- Извини, пап, я...
- Сегодня твой Камиль тоже подошел ко мне и стал рассказывать о том, что, я не должен брать садака из мечети, - рассержано рассказывал хазрат. - Чурка! Он еще меня учить будет?
- Пап, но ведь дедушка тоже так говорил!
- Вот, ты вся в него пошла! Надо было больше с тобой времени проводить. А мой отец вырос в совсем другое время... Да и старый он был, не понимал многого, - хазрат немного успокоился и продолжил есть второе, Адиля стояла и молча слушала. - И чем только тебе Камиль понравился? Ты думаешь он такой верующий? Да он даже сунну не читает. Как только завершаем фард, он сразу убегает, чтобы никто не видел как он на своем телефоне играет. Да и на уроках он ведет себя не как мусульманин. Сегодня я в аудитории подвала, - здесь он остановился и немного сменил тему. - Нет, доченька, все-таки тебе надо богатого мужа, может он ремонт сделает, а я потом спокойно на пенсию выйду, ато в таких условиях работать очень сложно.
- Все это испытание, пап, - ответила его дочь.
- Ну хорошо, - согласился отец. - Так вот. Сегодня в аудитории в подвале я рассказывал им о рае и аде, и вдруг, почему-то, погас свет. Ну ты знаешь, если там выключить свет, то становиться вообще ничего не видно. Я отправил одного из сидящих на задних рядах узнать, что случилось, а когда включили свет, я застал Камиля занимающимся совсем не тем, чем он должен был заниматься. Хотя все остальные сидели спокойно, как сидели до этого. -
Адиля, не перебивая, слушала отца. Ей было очень интересно знать, чем же занимался именно Камиль.
- Знаешь что он делал? - спросил ее отец и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Когда включили свет, я заметил у него мокрую тряпку, которой он намочил свои руки и еще даже кавролин на полу испачкал. А самое удивительное, он был такой испуганный: шмыгал носом, лицо было жалким, я попросил его выйти из класса, чтобы из-за него не сорвался урок. Я и не знал, что такие взрослые люди, как он, могут так бояться темноты, - на этих словах он доел второе блюдо и поблагодарил дочь за вкусный ужин и еще раз напомнил о богатом женихе.
- Хорошо, пап, если ты против того, чтобы я вышла за Камиля, то я откажу ему, если он предложит выйти за муж.
- Да, доченька, - подтвердил отец. - Камиль не сможет сделать тебя богатой, да и имана крепкого у него нет. Он, так, - обыкновенный мусульманин. Хотя сегодня он попросил моего разрешения жениться на тебе.
Услышав это Адиля покраснела.
- Он попросил разрешения жениться на мне? - смущенно переспросила она.
- Да, доченька! -ответил отец. - Но ты же обещала отказать ему, если он предложит.
Лицо Адили сделалось таким грустным и на ее глазах стали наворачиваться слезы. Дочь хазрата была совсем не похожа на своего отца, и если она что-то обещала, то непременно выполняла это.
- Хорошо, пап, - с горечью произнесла послушная дочь, - передай ему, что я не согласна.

- Ну вот и хорошо, - обрадовался отец. - А теперь тебе, наверное, пора заниматься уроками, - решил напомнить он дочери.

Вот так, дорогой мой читатель, закончился день в семье заботливого хазрата. Но для того, чтобы понять, что же произошло на самом деле, мне бы хотелось рассказать, как встретил этот день Камиль.

Камиль проснулся от зазвонившего телефона. Прошло всего несколько часов после после того, как он лег спать. Каждый день Камиль заставлял себя просыпаться после ночного намаза, выстаивать молитву-тахаджуд, затем совершать утренний намаз и до восхода солнца читать Коран. Только после выполнения всех трех пунктов, Камиль позволял себе лечь спать. Никто не знал, соклько на самом деле спит их друг, да и мало кто знал, что он вообще выстаивает ночную молитву. «Это только для меня и Аллаха», - говорил он сам себе.
Телефон продолжал звенеть, а Камиль еще не мог проснуться, чтобы понять, что мешает ему спать. Наконец-то подняв трубку, Камиль еле живым голосом спросил, кто звонит. Радостный голос на той стороне телефона сообщил преприятную новость, от чего каждый из нас, наверное, тут же бы проснулся и стал прыгать от радости по всей квартире. От этой новости Камиль тоже проснулся, но его не переполняла радость, а все произошло совсем наобарот: по его щекам потекли слезы, и, подымая к верху руки, он стал повторять: «О Аллах, неужели всю награду за то, что я сделал в этой жизни, Ты ниспослаешь мне в этой же жизни? О Аллах, забери это и оставь мне для жизни будущей»
Многие не понимали Камиля. И я боюсь, дорогой мой читатель, что и ты можешь не понять его, когда узнаешь, что за новость сообщили ему по телефону. Речь шла об удачной сделке, по которой ему переходит огромная сумма, достаточная для покупки хорошей квартиры, машины, дачи… - всего того, о чем так мечтал хазрат. Дело в том, что несколько дней тому назад, Камилю предложили найти людей, готовых приобрести несколько списанных самолетов. А так как цветной металл в мире очень ценится, Камиль тут же смог договориться со своими друзьями из Сирии о покупке этих самых самолетов. И теперь оставались только не маловажные формальности, от которых зависел весь исход сделки. А после их решения, Камилю перепали несколько процентов с выручки, что и составляло эту самую огромную сумму.

Теперь он уже совсем не мог заснуть и, спустя некоторое время, отправился в университет. Поразительное терпение позволяло ему сосредоточенно сидеть на лекциях и внимательно слушать. Только в один момент Камиль немного отвлекся, когда решил, что теперь он может позволить себе жениться на дочери хазрата. Вообще, он не очень уважал отца Адили, но в ней он видел самые прекрасные качества мусульманской жены: богобоязннность, терпение и послушание.
По завершению занятий в университете, Камиль отправился в мечеть. Совершив фард вечернего намаза (магриб), он, как обычно удалился в самый дальний и темный угол мечети для совершения двух ракаатов сунны. Это позволяло ему быть уверенным, что этот намаз он выстаивает не для показухи, а только ради Всевышнего Аллаха.
Сразу после вечернего намаза по расписанию следовали занатия в аудитории подвала, куда и спустились Камиль с его друзьями и знакомыми братьями.
- Ассаламу алейкум ва рахматуллахи ва баракатуху, - громко произнес хазрат. - Сегодняшняя тема урока - «Описание рая и ада».
Мурашки пробежали по коже Камиля, когда он услышал слово Ад. Но хазрат начал рассказывать о рае, старательный студент решил не отвлекаться на посторонние размышления и сосредоточиться на лекции, как вдруг погас свет.
- Кто хулиганит? - раздался в темноте голос хазрата. - Кто там сидит рядом с дверью? Узнайте, что там произошло.
Все сидели в полной темноте, в которой невозможно было увидеть даже поставленную перед лицом руку. Как это принято у студентов, тут же последовали шутки и смех. Один только Камиль сидел и думал совсем о другом.

Нет, дорогой мой читатель, он не думал ни о удачной сделке, ни о дочери хазрата ни о чем-либо другом, касающимся этой жизни. Камиль представил себе могилу, в которой будет также темно и неудобно. От одной только этой мысли по щекам Камиля потекли слезы. Его маленькая бородка через несколько минут совсем промокла, и слезы стала капать на пол. Достав из кармана платок, он стал вытирать свои слезы, которые не переставали течь из его глаз. Он продолжал вытирать, пока платок не стал совсем мокрым. Камиль никак не мог успокоиться, так как не знал, в каком положении окажеться он, если Аллаха сейчас же решит забрать его душу.
Вдруг резко включился свет. Камиль быстро стер мокрыми руками свои слезы, продолжая шмыгать носом.
- Да будет свет! - пошутил хазрат и удивленно взглянул на Камиля, а замтем произнес, - Камиль, что ты расхныкался? Выйди из класса и умойся!
Камиль встал и, прикрывая свои заплаканные глаза, удалился из аудитории и убежал умываться в туалет, после чего вернулся на занятия в класс.
По завершению урока, Камиль попросил поговорить с хазратом наедине, для чего тот пригласил его в свой кабинет.
- Устаз, - начал Камиль. - Пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, указал верующим на обязанность иметь жену.
- Жениться хочешь? - перебил его хазрат.
- Ну да, - смущенно ответил Камиль. - Я хотел спросить на счет вашей дочери.
- Что ты хотел спросить? - снова перебил его хазрат.
- Устаз, я хотел спросить вашего разрешения.
- Жениться на моей дочери? А на что вы будете жить?
- Всевышний сам обязал себя помогать молодоженам, Он не оставит…
- Ты должен надеяться только на себя! - снова перебил его хазрат. - Или ты хочешь, как я, жить только за счет садаки?
- Астагафируллах! Агузу биллях! - удивился Камиль. - Нам нельзя брать садаку на свои нужды… - наверное эту фразу он сказал немного поторопясь, так как услышав это, хазрат так рассердился, что выгнал его из кабинета.

После разговора с отцом Адиля прибежала в свою комнату и заревела в подушку. Одним лишь утешением для нее были слова отца, что Камиль на самом деле не был искренним верующим, каким до сегодняшнего вечера считала его Адиля.
- Наверное, он лицемер, - вдруг задумалась запалканная дочь хазрата. - Мне он рассказывал о качествах истинного верующего, о том, что надо постоянно вспоминать Аллаха, а сам не может даже на уроке сосредоточиться, выполнить два ракаата сунны после фард-намаза.
Ей было очень сложно понять, как Камиль, которого она считала самым богобоязненным из всех братьев, на самом деле может быть совсем другим человеком.
Наверное, утро этого дня для Адили казалось самым мрачным... Она должна была выйти за человека, которого она, может быть, даже не знала. Отец сам нашел ей жениха... Ее возлюбленный Камиль уже несколько лет не возвращался в город, не присылал никакой весточки, и никто даже не знал, где он может быть. Как бы ей хотелось, чтобы именно он был за этой стеной. Только дверь маленькой комнаты разделяла Адилю от ее будущего мужа. Это она настояла, чтобы ее оставили в отдельной комнате, так как не хотела, чтобы кто-то "пялился" на нее своими глазами. "Зачем? - задавалась Адиля вопросом. - Пусть мной любуется мой муж! Зачем кто-то еще будет смотреть на меня?" Да и сама она не посматривала на парней. А сейчас, перед самым никахом, она сидела на полу, опустив свои глаза на пол, и просила у Всевышнего даровать ей терпение и любовь к ее будущему мужу. Это было ей просто необходимо, ведь она не знала, кто за этой преградой. Не выдержав, она все же подняла глаза - за приоткрытой дверью стоял молодой человек в шикарном костюме. Он стоял и с кем-то разговаривал, а потом вдруг скрылся. Она знала его имя: "Это Ришат", - прошептала Адиля и, еле сдерживая слезы, стала еще упорнее просить у Всевышнего терпения...
Рабочая часть дня уже закончилась. По дороге в пригород, рассекая лужи, мчалась машина хазрата. Любимая дочь Адиля грустно смотрела на скатывающиеся по окну капли. Через неделю молодой девушке предстояло выйти за муж за человека, имя которого она даже не знала. Она сама торопила отца найти ей мужа, но смириться с тем, что это будет не Камиль, Адиля не могла и поэтому просила отца не говорить ничего о женихе до свадьбы.
- Чего ты грустишь, доченька? – вежливо спросил хазрат. – Скоро твоя свадьба, ты должна быть рада, - настаивал он.
- Я рада. Просто погода такая мрачная, - пыталась оправдаться Адиля.
- Доченька, погода здесь ни при чем! - понимающе ответил отец. - Может быть, тебе не стоит так торопиться? Тебе всего 24. Может быть, ты встретишь человека , которого полюбишь и передумаешь?
- Нет, пап. Я думаю, что я уже не встречу такого, - вздохнула Адиля. – Мое сердце уже занято, поэтому лучше выйти за муж сейчас, - еще одна капля, как слеза, скатилась по окну машины. Адиля взглянула на отца и продолжила:
- Папочка, ты хорошо разбираешься в людях, и я тебе полностью доверяю.
- Знаешь, доченька. После смерти твоей матери, я поклялся Аллаху, что никогда не причиню тебе боль и всегда буду стараться, чтобы ты была самая счастливая.
- Прошло уже три года... – проборматала под нос Адиля и снова посмотрела на скатывающуся капельку. – Интересно, а чтобы сказала мама?
- Я очень любил твою маму, а она очень любила тебя, Адиля. Но в один миг все изменилось, и я взглянул на многие вещи по-другому. Все, кого мы любим, никто по сравнению с Аллахом, ведь только Он Вечен и Его мы должны любить больше всех. Все богатства этого мира ничто перед довольством Аллаха! Теперь я уже это точно осознал. И если ты выходишь за муж ради Аллаха и готова пройти все испытания, которые появятся на твоем пути, то, я думаю, что мама не была бы против такой свадьбы. В конце концов, мы никогда не пожелали бы тебе плохого.
- Да, пап, - подтвердила Адиля. - Самая крепкая любовь должна быть по отношению к Аллаху... – Она снова взглянула на отца. Казалось, в ее глазах вновь появилась какая-то надежда. - А вот если, действительно, кого-то любишь всем сердцем, ради Аллаха, как поступить?
- Доченька, если он, действительно хороший парень, то надо торопится выйти за него за муж! – голос хазрата наполнился оптимизмом и, не выдержав, он спросил. – Доченька, значит все-таки есть человек, которого ты любишь? Может быть, ты скажешь, кто он?
- Это – Камиль, - не заставила себя ждать Адиля. Она снова отвела глаза и посмотрела на скатывающиеся капли. На какое-то время они оба замолчали и задумались.
- Камиль очень торопился уехать, - продолжил хазрат. – На последние деньги он купил куда-то билет и в тот же день уехал. Он даже не дождался окончания ремонта в новом здании медресе, - немного помолчав, хазрат добавил. – Удивительно, еще есть те люди, которые готовы пожертвовать огромной суммой и при этом не назвать своего имени. А ведь до сих пор еще не известно, кто же заплатил за покупку и ремонт здания.
- Да. Камиль был бы очень рад увидеть новые, отремонтированные аудитории. Он так любил медресе, - вспомнила Адиля. Он готов был отдать последние деньги, чтобы дать возможность другим получать знания.
- Но никто не знает где он сейчас. А ведь он очень сообразительный и перспективный парень!
- Пап, так значит, мне надо торопится выйти за него за муж? – спросила Адиля, даже не ожидая ответа.
- Камиль хороший человек. Может быть он немного резок в том, что противоречит исламу, но с другой стороны это даже правильно.
Адиля молча смотрела в окно, и словно отражение от стекающих по окнам капелек по ее щекам покатились слезы. Ее отец заметил, что она плачет и попытался загладить свою вину:
- А я уже нашел тебе жениха, и скоро твоя свадьба, - сказал хазрат, пытаясь изобразить радость. Ему было очень неудобно и больно за свой поступок. Смерть жены действительно заставила его смотреть по-другому на многие вещи. Он даже перестал собирать садака в мечетях и работал там только как преподаватель в медресе. А теперь, когда любимая дочь сама попросила найти ей жениха, он не знал, как ему поступить, и очень боялся ошибиться. С одной стороны он прекрасно понимал, кого любит Адиля, но найти ее возлюбленного он считал уже невозможным, так как никто не знал, куда уехал Камиль и как его можно найти. А с другой стороны Адиля постоянно напоминала ему, что она уже не маленькая и ей давно пора за муж. В конце концов, согласившись с аргументами дочери, хазрат все-таки начал подыскивать жениха для Адили. И делал это он очень старательно. Но он не мог отдать ее за муж, пока она сама не даст согласия.
– Доченька, я нашел тебе хорошего мужа, - продолжил хазрат. - Он действительно хороший человек, и я хочу, чтобы ты хотя бы знала, за кого выходишь, - немного помолчав отец решил назвать его имя. - Адиля, как тебе Ри...
- Не говори, пожалуйста, о нем, – перебила его дочь. – Мы же договорились, что не будем разговаривать на эту тему.
- Адиля, но мне не хочется, чтобы ты так мучила себя, - не мог успокоиться отец.
- Все это испытание пап. И это моя просьба.
- Хорошо, доченька, - согласился отец.
- Может лучше сменим тему? – предложила Адиля. – Куда, говоришь, мы едем?
Вздохнув, хазрат ответил:
- Это мой старый знакомый. Мы вместе учились в медресе. Сейчас у него свой санаторий, и он пригласил меня на выходные отдохнуть...

Когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, они наконец-то добрались до пункта назначения. Старый знакомый очень гостеприимно встретил хазрата с его дочерью и даже провел небольшую экскурсию по санаторию. Оказалось, что там работает очень много мусульман, и у них есть даже специальная комната для совершения молитв.
После совершения ночного намаза, Адиля сказала, что очень устала и хочет спать. Заботливый отец проводил ее до комнаты и пообещал, что разбудит на утреннюю молитву.
Адиля еще долго не могла заснуть, думая о каком-то Ри... «Наверно, это Ринат, - думала она. – Или Ришат? Они оба хорошие, – по щекам Адили снова покатились слезы. – А где сейчас Камиль? – подумала она. – Может он уже женился, и теперь у него семья, дети...» Спустя некоторое время, она все же смогла заснуть.

- Адиля, - услышала она голос отца. – Просыпайся! Намаз!.. Просыпайся... – продолжал будить отец. – Ты не представляешь, какая сегодня была ночь... Ну давай, вставай.
Поборов свой сон, Адиля сделала омовение и помолилась за своим отцом.
- Адиля, здесь так красиво! – восхищенно отметил отец. – Я всю ночь гулял по парку...
- Пап, неужели ты не устал от вчерашней дороги? – удивилась его дочь.
- Ах да, сегодня уже завтра! – опомнился хазрат. – Как здесь красиво! Пойдем я тебе покажу здешние места...
- Спасибо, пап, - поблагодарила Адиля. – Я хотела еще немного поспать.
- Эх ты, соня, - усмехнулся отец. – Так можно и собственную свадьбу проспать!
- Давай не будем, - настойчиво предложила Адиля. – Я пошла спать.
- Доченька! – окликнул ее хазрат. – Ты любишь сюрпризы?
- Только приятные, - сонно ответила Адиля и, зевнув, удалилась в свою комнату.
За окном было очень темно. Уставший хазрат совершил ночной намаз и проводил Адилю до ее комнаты, пообещав принести одеяла. Спускаясь на первый этаж, он решил заглянуть в зал для совершения молитв. На дверях первого этажа не было никаких надписей, поэтому искать зал было очень сложно. Но на одной из дверей он все же нашел вывеску: «Дорогие братья и сестры! Выключайте, пожалуйста, свои мобильные телефоны. Ничто не должно отвлекать людей от молитвы».
- Наверно, это здесь! – пробормотал хазрат и очень тихо приоткрыл дверцу. Не смотря на очень позднее время, в самом дальнем углу комнаты рядом с минбаром совершал молитву какой-то незнакомец. Хазрат очень не хотел мешать человеку молится, но нечаянно задел ручку двери, и раздался громкий звук. Молящийся сразу упал на пол.
- Прошу прощения, - извинился хазрат. – Я не хотел вам мешать.
- Да нет, все в порядке, - упокоил его незнакомец. – Я тут просто лежал... – начал оправдываться он.
- Да, да. Просто лежали… – понимающе подтвердил хазрат. –А вы не могли бы мне помочь?
- Конечно! – ответил незнакомец и подошел к двери.
Его лицо показалось хазрату очень знакомым, но тот опередил его:
- Хазрат? Ассаламу алейкум! Маша Аллах, как вы здесь оказались?
Это был Камиль. Он был так рад увидеть своего учителя, что лицо просто засияло от радости.
- Ва алейкум ассалам! – ответил хазрат. Он тоже был очень рад видеть Камиля, который тут же пригласил хазрата в свою комнату.
- А я здесь работаю, - рассказывал Камиль. – Директор санатория очень хороший человек и старается брать на работу только мусульман. Мне выделили квартиру недалеко от работы, да и здесь есть для меня комната. Так что, альхамду лилЛях, я очень доволен. А вы как, хазрат? Как ваша дочь?
- А я сейчас преподаю в медресе, - начал рассказывать он. - Это очень полезно: сам многому учусь. А Адиля... Она… Она недавно потеряла свою мать... - вздохнул хазрат.
- Инна лилЛяхи ва инна илейхи раджи’ун, - вставил Камиль.
- Спасибо. Сейчас вроде бы все нормализовалось. Адиля на следующей неделе входит за муж... А ты не женат?
- Еще нет, - Камиль опустил глаза на землю. – А я знаю избранника Адили?
- Понимаешь, Камиль, здесь все так сложно...
- Сложно…, - вздохнул Камиль. - С меня подарок, инша Аллах, если вы не против.
- Конечно не против! Я думаю, что Адиля была бы очень рада видеть тебя на своей свадьбе.
- Нет, хазрат! – ответил Камиль. – Наверно, я не смогу прийти. Я, понимаете… У меня работа!
- Я поговорю с твоим директором, он мой хороший друг, и я уверен, что он тебя отпустит на пару дней.
- Спасибо, но я все равно не смогу прийти. Я… Мне, просто, будет сложно присутствовать на их свадьбе…
- В чем проблема, сынок?
- Я все еще люблю Вашу дочь, хазрат! - признался Камиль. - Спасибо за приглашение, но я не приду.
Заботливый отец взглянул на Камиля с легкой улыбкой, обдумывая какую-то мысль.
- Камиль, ты хорошо знаешь здешний парк? – спросил хазрат.
- Конечно! Хотите я Вам покажу? – предложил Камиль и, получив согласие, они вдвоем отправились на прогулку.
- Здесь так красиво, Камиль! – восторженно произнес хазрат, разглядывая территорию парка. – Какие у тебя планы на будущее, сынок?
- В смысле? – переспросил Камиль.
Всю ночь они гуляли по парку и обсуждали какие-то вопросы, пока наконец хазрат не сказал:
- Я очень рад, что ты, все таки, согласился, Камиль! Я думаю, что Адиля будет очень рада... А сейчас я должен разбудить ее на утреннюю молитву. Надеюсь, мы договорились, сынок! Ассаламу алейкум! – попрощался хазрат.
- Ва алейкум ассалам! – ответил Камиль, обдумывая ночной разговор.

***

Наверное, утро этого дня казалось для Адили самым грустным. Решив свою судьбу сама, она воспринимала свой выбор как смерть: Адиля должна была выйти за человека, которого она, может быть, даже не знала. Отец сам нашел ей жениха. Это была ее просьба. Ее возлюбленный Камиль уже несколько лет не возвращался в город, не присылал никакой весточки, и никто даже не знал, где он может быть. Как бы ей хотелось, чтобы именно он был за этой стеной. Только дверь маленькой комнаты разделяла Адилю от ее будущего мужа. Это она настояла, чтобы ее оставили в отдельной комнате, так как не хотела, чтобы кто-то "пялился" на нее своими глазами. "Зачем? - задавалась Адиля вопросом. - Пусть мной любуется мой муж! Зачем кто-то еще будет смотреть на меня?" Да и сама она не посматривала на парней. А сейчас, перед самым никахом, она сидела на полу, опустив свои глаза на пол, и просила у Всевышнего даровать ей терпение и любовь к ее будущему мужу. Это было ей просто необходимо, ведь она не знала, кто за этой преградой. Не выдержав, она все же подняла глаза - за приоткрытой дверью стоял молодой человек в шикарном костюме. Он стоял и с кем-то разговаривал, а потом вдруг скрылся. Она знала его имя: "Это Ришат", - прошептала Адиля и, еле сдерживая слезы, стала еще упорнее просить у Всевышнего терпения...
Имам за дверью начал рассказывать хутбу. Как бы ей хотелось, чтобы все было именно так, как он рассказывал, приводя примеры из жизни Адама и Евы, Мухаммада и Хадиджы, мир им всем. На ее лице не было уже ни слез, ни радости. Был только смирившийся взгляд, тупой мертвый взгляд на пол. Было просто грустно и обидно, что не всегда происходит именно так, как хочешь: теряешь своих близких и не всегда выходишь за того, кого любишь. А иногда что-то происходит только потому, что так надо и откладывать уже нельзя!
Раздался долгожданный вопрос. Сначала он адресовывался к отцу невесты. "Такой-то сын такого-то, согласен лы ты выдать свою дочь Адилю..." - "за Ришата", - прошептала Адиля, не сводя глаз с точки на полу. "...за Камиля сына такого-то?", - закончил хазрат. У Адили перебило дыхание. "За Камиля! За Камиля! За Камиля! - повторялось в ее голове. - За Камиля сына такого-то..." "Да!" - словно эхом отозвалось из-за двери. У Адили даже закружилась голова от папиного сюрприза... Затем последовал вопрос жениху и его согласие.

- Никах мубарак!!! - раздалось торжественное восклицание одного из свидетелей - Ришата.
- Никах мубарак!!! - хором повторили остальные.
Все праздновали и веселились, а в маленькой комнате остались только трое:
- Ты же сама отказывалась от разговора о женихе, а как бы я тебе сказал о Камиле? - удивленно спросил отец.
- Ты все правильно сделал! - ответила Адиля и еще крепче обняла своего мужа.
- Спасибо Вам, папа! - улыбнулся Камиль и прижал свою щеку к платку Адили.
Subscribe

  • Хроники с упоминанием моего прапрапрадеда...

    Нашел в сети новости из горской криминалистики 1868 года. Убитый Дарбач мой прапрапрадед, построивший уцелевшую до наших дней башню в Г1овзт. "Жители…

  • Настоящий полковник

    В нашей стране уже стало нормальным, когда человек, проявивший себя не с лучшей стороны на государственной службе, «всплывает» после увольнения, а то…

  • Съезд (Видео)

    Против-то тоже было немало.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments