January 14th, 2007

Воспоминания о...

Лето 92-го, помню, было жарким - по два раза в день ходили купаться в Тереке. Это река такая. Разделяет Владикавказ на две части: правый и левый берег.
Все дети ждали сентября. Мы все так любили нашу новую школу, которую построили 2 года назад. Там было большое футбольное поле, огромные актовый и спортивный залы.
Октябрь был довольно теплым, но, помню, очень эмоциональным. Мы с мамой как-то ездили во Владикавказ (мы жили в прекрасном Пригороде) где-то в середине месяца и для меня очень странным было слышать осетинский голос в громкоговорителе не как обычно - без перевода на русский. Помню, мы сели на трамвай и проехали до детского мира, рядом с которым какие-то непонятные люди раздавали листовки. Обычно, когда мать или отец ездили в Бурув (так по-ингушски называется Владикавказ), я делал все, чтобы с ними поехать, а тут мне скорее захотелось домой. По маминому лицу я понял, что что-то не так.
Мы пешком дошли до остановки "Штыба" (там стоял одноименный памятник осетинскому герою) быстро сели на автобус и уехали домой.Collapse )

не думайте, что это не для вас...

Это случалось много раз в Берлине, Лондоне, Москве, Париже,
Нью-Йорке. Несколько недель назад, в кинотеатре зрительница села на
кресло, и почувствовала боль от укола в ноге. Когда она поднялась
посмотреть из-за чего укол - она увидела иголку в кнопке, которая
выглядывала из сиденья, а также записку:Collapse )