kaloy (kaloy) wrote,
kaloy
kaloy

Корректировка "бюджета 2006" в 2007-ом?

Ингушетия.ру публикует материал Мурата Озиева из ингушской газеты "Ангушт".

В советские времена для некоторых слабомощных предприятий действовала порочная практика – на исходе календарного года их “за уши” вытягивали из “плановых” долгов. Делалось это элементарно просто: им корректировались планы в сторону послабления годовых задач. Подобная корректировка не только замазывала производственные, организационные просчеты на таких предприятиях, но и обеспечивала трудовые коллективы, а главное их руководителей, немалыми премиальными надбавками за перевыполнение скорректированных планов. Иллюзии благополучия в отдельно взятом коллективе партийным и хозяйственным органам регионов давала возможность отсылать наверх победные реляции. Но как бы там ни было, практика корректировок планов подвергалась критике.

Нечто подобное произошло и в нашей республике. Только скорректировали свои действия не отдельно взятые коллективы, а целый субъект Российской Федерации. И скорректировали не планы на год, поскольку плановая система ушла в небытие, а годовой бюджет на ушедший 2006 год.

18 января текущего года Народное Собрание Республики Ингушетия принимает Закон “О внесении изменений в Закон Республики Ингушетия “О республиканском бюджете на 2006 год”, который после подписания президентом республики 31 января с.г. вступает в силу. Несколько страниц компьютерного набора стали тесными для этих изменений, многие из которых могли бы стать темой отдельного разговора.

Хотя сейчас трудно гадать, что заставило наших депутатов пойти на прямые нарушения норм Бюджетного кодекса Российской Федерации. В соответствии с этим кодексом образование и расходование бюджета происходит в течение календарного года, в нашем случае с 1 января по 31 декабря 2006 года. То есть, если бы изменения в Закон РИ “О республиканском бюджете на 2006 год” были внесены хотя бы в последние числа декабря, то это не могло рассматриваться как нарушение Бюджетного кодекса РФ.

А тут парламент, принявший закон 18 января с.г., и президент, подписавший его 31 января, бросились вдогонку уже ушедшему поезду. При этом “забыли” о том, что по истечении 2006 года в нарушение ряда статей Бюджетного кодекса РФ принятием Закона “О внесении изменений …” придали Закону “О республиканском бюджете на 2006 год” обратную силу. Но закон о бюджете обратной силы не должен иметь, в каких бы целях не производилась его корректировка.

Но это уже пища для размышлений судебных органов и прокуратуры…



Мурат ОЗИЕВ, газета “Ангушт”



P.S.

В конце последнего предложения статьи хотел поставить точку. Но пришлось отбить его многоточием. Неправомерность принятия закона “О внесении изменений в Закон Республики Ингушетия “О республиканском бюджете на 2006 год” признал в своем протесте прокурор РИ Калиматов М.М. Этот протест попал в редакцию “Ангушта” в момент переправки материала на сайт “Ингушетия. ру” и потому мы вынуждены дать комментарий к вышесказанному.

В прокурорcком протесте говорится о том, что, как мы и предполагали, “Закон противоречит федеральному законодательству и подлежит отмене по следующим основаниям.

Статьей 5 Бюджетного кодекса Российской Федерации установлено, что акты бюджетного законодательства Российской Федерации не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Согласно статье 242 кодекса финансовый год завершается 31 декабря, лимиты бюджетных обязательств прекращают свое действие 31 декабря. Принятие денежных обязательств после 25 декабря не допускается”.

На основании этого прокурор республики предлагает парламенту Ингушетии отменить неправомерно принятый закон.

Казалось бы, не соглашаться с убедительными доводами прокуратуры у парламента нет оснований. В принципе депутаты, как явствует из Заключения постоянной комиссии Народного Собрания РИ по бюджету, налогам и финансам, подготовленного в ответ на прокурорский протест, согласны с этими доводами. Но… с малоубедительными оговорками.

Оказывается, нарушение статьи 5 Бюджетного кодекса РФ, о котором говорится в прокурорском протесте, “явилось следствием… пробелов и противоречий в федеральном законодательстве”. Для парламента республики главным документом при рассмотрении данного законопроекта стали не Бюджетный кодекс РФ, а Регламент Народного Собрания РИ и Закон РИ “О порядке рассмотрения законопроектов и принятия Законов РИ”. И, понятное дело, парламент в такой ситуации “не имел практической возможности выполнить эти требования Бюджетного кодекса”.

То есть деньги, присланные из федерального бюджета, можно расходовать игнорируя федеральное законодательство. Законопослушные в других вопросах наши депутаты, вдруг, когда речь зашла о главном финансовом документе года, поставили под сомнение качество федерального Бюджетного кодекса, нашли в нем противоречия, оправдывающие собственные незаконные действия. Детским лепетом звучат в Заключении председателя постоянной парламентской комиссии по бюджету, налогам и финансам М.Х. Марзаганова “конкретные основания”, позволившие им прибегнуть к нарушениям Бюджетного кодекса РФ.

Прежде всего, у республики, поскольку она дотационная, “средств для финансирования намеченных программ не хватает. Президент, правительство, министерства и ведомства республики постоянно обращаются в федеральный центр с просьбой выделить дополнительные средства. Обычно такая возможность за счет получения сверхплановых доходов появляются в Министерстве финансов РФ в конце года”. Выходит, сидели наши министры, руководители более высоких рангов, президент и ждали появления у Минфина России “сверхплановых доходов”. Авось, на исходе года перепадет что-либо.

А ведь и перепало – “на развитие агропромышленного комплекса, на социальное развитие села, реализацию адресной инвестиционной программы и др.”. И вот, как говорится в Заключении комиссии, в связи с поступлением дополнительных дотаций и субсидий 23 декабря 2006 года президент республики вносит в парламент указанный законопроект. Потребовалось целых два дня для того, чтобы этот документ, преодолев несколько десятков метров от здания администрации президента до парламентского комплекса, обнаружился в парламенте. “Несколько нарушив требования регламента парламента, депутаты 26.12. 2006г. на внеочередном заседании принял предложенный президентом законопроект в первом чтении”. Во все трех чтениях принять законопроект, как поясняет М. Марзаганов, не представлялось возможным. Во-первых, как это предусмотрено Законом РИ “О порядке рассмотрения законопроектов и принятия законов РИ” от 22.02.2006г., нужно было время (не более 20 дней) для ознакомления и дачи письменных отзывов всех субъектов права законодательной инициативы. Во-вторых, “завершить процесс прохождения законопроекта с соблюдением требований указанных выше нормативных актов (названного Закона “О порядке рассмотрения законопроектов и принятия законов”, а также регламента парламента – М.О.) за 5 дней нереально”. А тут еще, это уже, в-третьих, после первого чтения законопроекта из федерального бюджета действительно перепали дополнительные 70 млн. рублей, в связи с чем председатель правительства письмом от 29.12.2006г. внес в парламент соответствующие поправки. В-четвертых, говорится в Заключении, собрать внеочередное заседание парламента после 29 декабря до 31 декабря было невозможным, т.к. депутаты находились на зимних парламентских каникулах. И, кажется, эта причина самая серьезная в данной ситуации. Невозможно же себе представить как по всей нашей необъятной территории республики, не имея возможности каким-либо образом связаться сними, при отсутствии транспорта и других неудобствах собрать наших “народных избранников” на внеочередное заседание. Тем они ушли на парламентские каникулы очень и очень уставшими после такого длительного безделья

Заметим, в жизни республики случались куда менее значимые события, когда парламент в экстренном порядке собирал депутатов, в течение дня проводил несколько заседаний и в нескольких чтениях принимал нужный для них документ. И это бывало неоднократно.

И последнее, что подвигло наших избранников на нарушение Бюджетного кодекса РФ - это несовершенство федерального законодательства по данному вопросу. Доказательством этого несовершенства, как считает М. Марзаганов, является то, что в недалекой перспективе оно – это законодательство, в том числе и статья 5, на основании которого вынесен прокурорский протест, в Москве будет пересмотрено. Не важно, будет данный закон пересмотрен или нет. Главное новый проект Бюджетного кодекса в парламентской комиссии уже имеется. Но наличие не принятого проекта не означает наличие самого Закона, тем более это не означает, что можно нарушать действующее законодательство.

После таких неубедительных и сумбурных доводов комиссия в своем Заключении рекомендует прокурору республики отменить протест.

А владеющие ситуацией люди логику “позднего включения зажигания” по пересмотру в нашем парламенте прошлогоднего бюджета республики объясняют до элементарного просто – такова установившаяся практика “замазывания” финансовых грехов, “цивилизованного” способа направления бюджетных средств не по адресу, то есть нецелевое их использование. Свои объяснения знающие люди подкрепляют анализом некоторых поправок, внесенных в Закон “О республиканском бюджете на 2006 год”.

PS.:
К постоянным лозунгам президента "стабильность и процветание..." хочется добавить слова "беспредела и вседозволенности".
Subscribe

  • Как мы боролись с "люберецкими"

    Как обычно это бывает, через знакомых ко мне за юридической помощью обратился гражданин В., который являлся свидетелем по уголовному делу о…

  • Московский ОМОН опустили?

    История о том, как московские мусульмане «отбили» у ОМОНа задержанного единоверца стала особенно популярной среди московской либеральной тусовки.…

  • Хроники с упоминанием моего прапрапрадеда...

    Нашел в сети новости из горской криминалистики 1868 года. Убитый Дарбач мой прапрапрадед, построивший уцелевшую до наших дней башню в Г1овзт. "Жители…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments